белорусская фотография
энциклопедия

WackoZnyata: ПавелТишковский ...

Home Page | Изменения | НовыеКомментарии | Пользователи | Регистрация | Вход:  Пароль:  

Павел Андреевич Тишковский


г.Могилёв
Родился в 1923 г.
Член фотоклуба «Радуга»
Участник многих фотовыставок.


Публикации

Лицом к лицу с фотографией


По обратным адресам писем и бандеролей, которые почтальон приносит в небольшой на одной из улиц Могилева, можно смело изучать географию. Но во всех почтовых отправлениях, которые художник–оформитель Павел Андреевич Тишковский получает из Чехословакии и Новой Зеландии, Шри-Ланки и Канады, Англии, Испании, Югославии, Франции, Сингапура и еще десятка стран мира, речь идет об одном – о фотографии.

-Павел Андреевич, в каких фотовыставках вы принимали участие и какие награды вам присуждались?...
Разумеется, я знал, что мой собеседник – один из самых самобытных и интересных фотомастеров республики. Забегая вперед, скажу, что в недавно изданном в ГДР альбоме «Фотографы из СССР» названы семь белорусских фотографов, и среди них – Павел Тишковский. Но кто мог ожидать, что ответом на вопрос вполне может послужить перечень большинства республиканских, союзных и международных выставок, проводившихся в последние годы, с добавлением слов «приз», «премия», «диплом», «звание лауреата»…
Обширный выбор фотоматериалов в магазинах и многочисленный ассортимент фотоаппаратов, начиная до наивности любительскими и кончая вполне профессиональными, – прекраснейший стимул для постоянного пополнения «новобранцами» великой армии фотолюбителей. И заполняются бесчисленные домашние альбомы со столь же бесчисленными изображениями чад, домочадцев, соседей, знакомых. Год, два, три, пять…

И все. Фотоаппарат надолго отложен в сторону. Увы, генералами, а тем паче маршалами становятся единицы.

На Павла Андреевича огромное впечатление произвела одна из всесоюзных фотовыставок, проходившая в середине 60-х годов в Москве.
В 1972 году Тишковский вместе с группой энтузиастов стоит у истоков могилевского городского фотокиноклуба «Радуга». Появление в группе талантливой молодежи со своими находками и приемами дало новый стимул творческому росту. Ему, к тому времени уже признанному авторитету, было неудобно уходить на второй план. Немаловажную роль сыграли и живые связи, встречи с членами фотоклубов страны. Было у кого и чему поучиться. Широкая известность к Павлу Андреевичу пришла вместе с дипломом первой степени и медалью республиканской фотовыставки «Беларусь. Год 1974». За снимок «Конец лета». Посетители выставки подолгу вглядывались в аиста, распростершего свои крылья над скошенным лугом, и, казалось, реально ощущали скуповатое августовское тепло, исходящее от снимка. А в 1977 году мастеру был вручен диплом лауреата 1 Всесоюзного фестиваля самодеятельного творчества трудящихся – награда, которую он ценит выше всех остальных семидесяти дипломов, призов и медалей, полученных за эти годы на выставках различного ранга.

Есть такое мнение: «Для того, чтобы сделать хороший снимок, нужно оказаться в нужное время в нужном месте и с фотоаппаратом в руках». Как сказать… Всякому ли под силу сотворить «Джоконду», обладая кисточкой и набором красок? Произведения искусства – это в первую очередь труд души.

У успеха много предпосылок. Большинство снимков Павла Андреевича сначала создано – и это не парадокс, – в воображении, задолго до того, как в руки взят фотоаппарат. Профессиональное знание законов композиции, перспективы, светоигры – дополнительная фора. Высокая техника. Хотя, по собственным словам Павла Андреевича, его техника еще далека от идеальной, в силу чего пока не созданы некоторые уже задуманные снимки.
Нелегко быть мастером. Еще труднее – быть мастером, не похожим на других, найти именно свое лицо в любом деле, в том числе и в фотографии. Когда, взглянув на снимок, и признанный ас, и зеленый новичок обязательно скажут: « Да, это – Тишковский…»


Источник: А. Вильчинский. Знамя Юности №38 (21 февраля 1984 г.)


Жил – был мастер


Снова март, веселое токование капели и терпкий запах оттаявшей земли. Скоро наступит настоящая весна, и в огороде красивого деревянного дома со светелкой и узорчатыми наличниками окон, что на улице Кирова в Могилеве, зацветает японская вишня сакура, которую так любил хозяин дома. Но он уже никогда не выйдет на крыльцо и не будет любоваться кроной дерева, похожей на огромный белый шар.

Отпраздновав в марте прошлого года свое шестидесятилетие, Павел Андреевич Тишковский поехал в Москву, чтобы опытные специалисты оперировали его очень больное сердце. И не вернулся домой…
Белыми лепестками плакала осиротевшая вишня, вспоминая того, кто глядел на жизнь добрыми глазами, воспевал и защищал все прекрасное на земле.

В последний раз я встретил Павла Андреевича в здании Могилевского художественного фонда в начале марта прошлого года. Там Тишковский работал художником оформителем. Внимательные, немного грустноватые зеленые глаза, белесые, будто выгоревшие на солнце, как у деревенских мальчишек, брови и мягкий с ласковинкой голос. Таким запечатлелся мне именитый мастер художественной фотографии, чьи работы хорошо знают в мире. Они экспонировались более чем на 300 выставках в 38 государствах. На многих из них Павел Тишковский стал лауреатом. Ему дважды присвоено международное почетное звание мастера «Звездный час» и «АФИАП». Это высочайшие оценки творчества.

- А еще трофеи с выставок были? – спросил я.
- Да, – улыбнулся он. – Более 50 медалей.
Павел Андреевич не сказал, что есть и другие награды: десятки почетных дипломов и грамот, призов, почетных лент.
В тот день Тишковский готовился к персональной выставке, которая должна была открыться к его 60-летию в выставочном зале областного отделения Союза художников БССР. Многие его работы я встречал раньше на страницах газет и журналов, на выставках и хорошо помнил их. Они удивили меня тонким пониманием мира, умным и добрым сердцем.



Ветерок


Тишковский виделся лириком.
Павел Андреевич подал мне кипу фотографий, и я сразу заметил среди них знакомую – «Дороги». Увидев, что внимательно рассматриваю работу, Тишковский загадочно улыбнулся:
- Вы по рождению деревенский?
- Да! И мне очень интересно, какими глазами видят деревню другие.
- Какие же чувства вызывает у вас эта фотография?
Я на мгновение представил себе живую картину: на заднем плане фотографии мастер остановил чудное мгновение – сани, в которых ехали мужчина и женщина с закутанным в одеяло ребенком на руках. Повеяло каким-то торжественным покоем. А на переднем плане – заснеженное поле, исхлёстанное дорогами. Почувствовал щемящую тревогу и посмотрел на Тишковского:
- Дороги, ждущие чью-то жизнь?
- Правильно! – Оживился Павел Андреевич. На этой фотографии символ первого дня моей жизни. Я родился в санях. Мои родители в деревне Колесище Могилевского района. Когда я попросился на свет божий, отец запряг в сани коня, усадил мать и повез ее в роддом, в город. Но не довез. Я настолько спешил увидеть свет, что родился в дороге. Это было в марте 1929 года. Ну, а поле с дорогами – это жизнь, которая ждала меня.



Дороги


Жизнь Павла Андреевича не баловала. Его дороги были неровными. Знали они и ухабы, и крутые подъемы, где, наверное, и надорвал свое сердце.

Еще в детстве любознательный мальчик был очарован полотнами Левитана, Саврасова, Шишкина, Куинджи и стал рисовать. С годами это превратилось в потребность. Что и определило профессию.

Тишковский стал художником – оформителем. Эта работа предусматривала занятие фотографией.

По словам самого Тишковского, его фотографии были сначала чисто созерцательными. Павел Андреевич пробовал себя как художник – живописец, как график. До тех пор, пока не увидел настоящее фотоискусство в Москве, в Манеже. Там и понял: фотография – это фокус мыслей и чувств. Как и картина. Фотообъектив Тишковского стал по–иному смотреть на жизнь. 20 лет упорной творческой работы принесли ему славу певца природы.



Покинутое гнездо


Основные темы Тишковского: гармония в природе, гармония в человеке. Обе они пронизаны тревогой за все живое на земле. Очень хорошо передает это настроение фотография, которую Павел Андреевич назвал «Покинутое гнездо». Черная, словно обугленная, земля, а на ней – открытое гнездо, в котором лежат четыре яйца. Судя по устройству гнезда и расцветке яиц, это «дом» чибиса. Только самого его нет. Над полем клокочут косматые тучи, в прорехах которых виден огонь. Если это обычная, пусть себе большая, гроза, то птица мать не покидает своего гнезда. Нет, это не гроза – это чернобыльская катастрофа. Мертвое поле ужасает своим горем, предчувствием более страшных катастроф, которых мы не должны допустить. Так задумал свою работу художник. Так ее воспринимаем и мы. Боль за экологию звучит и в работе «Узник», где мы видим иссохшее дерево, опутанное паутиной колючей проволоки. А может, это жизнь, погибшая в плену концлагеря? Сколько было лагерей смерти на земле! Рождает мысли фотография…

В работах Павла Андреевича надо многое угадывать и разгадывать. Но таково уж настоящее искусство.
Как всякий настоящий художник, Тишковский был всегда в поиске. В технике исполнения он обращался к фотомонтажу, к фильтрации деталей проявлением, что дает графическое изображение.

Необычное в обычном искал фотообъектив Павла Андреевича. Мастер мечтал поснимать знаменитых людей. Во время Всесоюзных Симоновских литературных чтений в Могилеве он необычно подсмотрел Василия Быкова. Работа осталась неоконченной.
Первую запись в книге отзывов на свою выставку сделал автор: «Ищу в себе и окружающем мире доброту, сопереживание…» Именно это и увидели люди в его работах. Вот слова их благодарности: «Спасибо вам за то прекрасное, что вы даете людям. Когда смотришь ваши работы, а в душе звучит музыка то траурная, то свадебная, то грустная, то победная». Павел Андреевич обладал неподдельным даром, о котором хорошо сказал Блейк:

В одном мгновенье видеть
Вечность,
Огромный мир – в зерне
Песка,
В единой горсти –
Бесконечность
И небо – в чашечке цветка.

И потому Мастер долго будет жить в нашей памяти.


Источник: И. Пехтерев. Вестник Могилева №13 (30 марта 1990 г.)


Электронные версии материалов: Могилевский фотопортал



<< назад


 
Много файлов (4). [Показать файлы/форму]
Комментариев нет. [Показать комментарии/форму]